Поддержать BAStv

Рубрики
Общество

«ОСТАНОВИМ СПИД ВМЕСТЕ!»

«Остановим СПИД вместе!» – информационная компания в рамках, которой людей призывают пройти тест на ВИЧ. Данное мероприятие в Басарабяске организовали представители регионального социального центра «Impreuna pentru viata».

Рубрики
В Молдове

Невидимки на рынке труда

Ему 40 лет, из которых он официально не проработал ни одного дня. Этот житель Яловень не знает, что его ждет завтра, и такая ситуация типична для тысяч молдаван.

Виктория Колесник, moldova.org

Иллюстрация Ирины Клещенко

У Николае никогда не было трудовой книжки, он ни разу в жизни не подписал ни одного трудового договора, хотя вот уже 25 лет постоянно и много трудится. Начиная с 1992 года, после окончания 9-го класса, и до сих пор Николае успел поработать в 4-х странах. «В Молдове, России, Украине и Франции — и везде неофициально», — рассказывает мужчина, прикуривая сигарету. У него сухощавое телосложение, серые глаза и сильные руки. Этими руками он заливал бетон, укладывал плитку, штукатурил и красил, делая ремонт в более чем 60 квартирах в Кишиневе, Москве, Одессе и Париже.

«Вначале я обучился у своего брата сапожному ремеслу. В те времена аттестат не был нужен, только рабочие руки. Работал в ларьке по ремонту обуви, тоже неофициально. Оплачивал аренду по 40 лей в день, по тем временам — около 4-х долларов, остальное забирал себе», — вспоминает Николае.

Проработав шесть лет сапожником, он получил от знакомого предложение устроиться грузчиком. Согласился, потому что здесь лучше платили, и быстро всему обучился. «Лопату в руки — и вперед! Тогда я не задумывался о пенсии или о медицинской страховке. Кто знает, доживу ли я до этой пенсии», — прагматично заключает он

Голос героя был изменен с целью защиты неприкосновенности частной жизни.

Без медполиса, пенсии и отпуска

Согласно статистическим данным за 2015 год каждый третий трудоспособный гражданин Республики Молдова работает неофициально. Цифры показывают, что явление «неформальной занятости», как его называют эксперты, становится всё более масштабным. С 2013 по 2015 годы число трудоустроенных «по-черному» выросло на 55.000 человек, достигнув цифры 418.000.

«Одной из предположительных причин этого явления является возвращение эмигрантов из России — тех, кто намерен трудиться в сельском хозяйстве, где большинство людей работает неформально. Еще одной причиной можно назвать спад найма в сфере услуг», — разъясняет Юрие Моркотыло, экономический секретарь Независимого аналитического центра Expert-Grup. «Предполагаю, что девалоризация, снижение покупательской способности, уменьшение числа ремитентов, особенно в 2015 году, привели к тому, что целый ряд ООО, работавших в сфере мелких услуг, стали закрываться, а люди переориентировались на неофициальный труд в сельском хозяйстве», — говорит эксперт.

 По сути, неофициальные работники постоянно пребывают в серой зоне: они не являются ни безработными, поскольку приносят прибыль, ни трудовыми кадрами, тем самым подвергая себя многочисленным рискам. «Если произойдет несчастный случай, работодатель не обязан будет оплачивать своему работнику лечение, поскольку никакого контракта они между собой не заключали», — продолжает Моркотыло.

В условиях неформальной занятости ни работодатели, ни нелегальные работники не выплачивают социальных взносов. Таким образом, работник лишен страхового медицинского полиса или оплачиваемого ежегодного отпуска.

«В течение последних двух лет число налогоплательщиков (808.000 человек) снизилось на 53.000 или на 6%. Неформальный сектор порождает две основные проблемы, которые наносят урон функциональности системы социального страхования. В первую очередь, речь идет о снижении уровня покрытия системы соцстраха для официально трудоустроенных граждан. Во-вторых, — о снижении количества поступающих в бюджет государственной службы соцстраха взносов социального страхования, что, в итоге, способствует формированию бюджетного дефицита», — утверждает Неля Русу, глава Управления политик в области социального страхования Министерства труда, социальной защиты и семьи.

Если у него не наберется 15 лет официального трудового стажа, Николае не сможет получать пенсию по выслуге лет. «Когда я обращаюсь к врачу, мне приходится за всё платить. Этой зимой у меня были проблемы с желудком. День, другой, третий… Боль не проходила», — рассказывает мужчина, трогая рукой впадину между ребрами. «Семейный врач направил меня на процедуру, во время которой надо глотать зонд. Ребята посоветовали съесть несколько сырых картофелин, — морщась, говорит Николае, — Я пару штук съел, и всё прошло», — улыбается мужчина.

Переживания длиной в четверть века

На протяжении 25 лет Николае постоянно преследует чувство неуверенности в завтрашнем дне. «Так было всегда: сегодня есть работа, завтра — нет. Только закончу одну стройку, как тут же надо искать другую», — рассказывает мужчина. Он сожалеет о том, что не специализировался в каком-то одном направлении, а был вынужден соглашаться на любую работу, чтобы иметь более-менее постоянный доход. Ему пришлось даже реставрировать интерьер исторических зданий города Одессы и ремонтировать элитное жилье в Москве. «Я брался за всё — с нуля до, как говорится, сдачи „под ключ”. Однажды я занимался установкой зеркала, стоившего пять тысяч евро. Одно неосторожное движение — и мне пришлось бы платить за него», -вспоминает он.

Мужчина даже не припоминает, сколько раз ему недоплачивали при расчете. Из-за того, что не было официального контракта, хозяин мог задерживать заработанные деньги или отказывался выплачивать последнюю часть заработка. «Случалось, что мне платили лишь после того, как я требовал свои деньги, ударив кулаком по столу. А бывало, что ничего не платили», говорит Николае.

Подпись к рисунку: Иллюстрация Ирины Клещенко

Каждый раз он уезжал на заработки за границу ради своей семьи — двоих сыновей и жены Елены, которые оставались ждать его в маленьком котельцовом домике на краю села. В 2015 году Николае очутился в Париже, где устроился работать «по-черному» сантехником. В 15 км от французской столицы на неасфальтированном участке площадью в 1 га впритирку припаркованы сотни жилых автоприцепов, которые их обитатели почему-то называли «караванами». Там, в пригороде Парижа, нашли пристанище тысячи нелегальных работников из Восточной Европы. В течение года Николае так же жил в одном из этих прицепов, деля его еще с тремя соседями. Со временем на деньги, заработанные на чужбине, он смог построить дом, приобрести одежду и игрушки для своих детей.

Ежегодно из Молдовы уезжают десятки тысяч человек, чтобы найти более высоко оплачиваемую работу. Согласно данным, предоставленным консульствами нашей страны, в 2015 году за границей проживало свыше 805.000 молдаван, трудоустроенных как официально, так и неофициально.

Жена Николая Елена тоже до прошлого года ни разу не работала официально. «Много лет мы вместе делали ремонт в квартирах. Она выполняла самые тонкие работы: покраску, шлифовку», рассказывает мужчина. Три месяца назад женщина обратилась в Национальное агентство занятости населения (ANOFM). С помощью агентства ей удалось устроиться продавцом в один из кишиневских супермаркетов. «Хорошо работать официально, но платят мало. Она трудится с 7 утра до самого вечера и получает всего лишь 3 тысячи леев», — рассказывает ее супруг. Николае не может себе позволить низкооплачиваемую работу — ему нужно кормить семью.

По следам девяти миллиардов

Практика неофициального трудоустройства негативно сказывается не только на работниках, но и на работодателях. По данным, представленным в отчете специалистов Expert-Grup, некоторые служащие строительных компаний отказываются от официальных рабочих мест в пользу неофициальных, но выше оплачиваемых. Другие рабочие увольняются, чтобы уехать за границу. Представители строительных предприятий подтверждают данные факты. «Уезжающих не так много, но люди ежегодно покидают страну. Больше всего эмигрируют в Россию, Италию, Чехию и Израиль», говорит Юлиан Турута, специалист отдела человеческих ресурсов одной из кишиневских строительных компаний.

Подобная практика наносит урон, в том числе, и государству. «Как я уже говорил, в случае неофициальных работников не производятся выплаты социальных взносов, что увеличивает нагрузку на государственный бюджет, на бюджет соцстрахования», — поясняет экономический эксперт Юрие Моркотыло. Другими словами, не все вносят свой вклад в общую казну. «Как следствие, это приводит к маленьким пенсиям, низким налоговым выплатам в пользу государства, и, соответственно, препятствует росту инвестиций», продолжает Моркотыло. Только в 2013 году разница между доходами, которые могли бы поступить в государственную казну, и реальными поступлениями, взысканными властями, составила девять миллиардов леев.

Практика неофициального трудоустройства является частью более сложного явления, носящего название неформальной экономики, поясняют эксперты. Неформальная экономика страны включает в себя тех, кто трудится без трудового контракта, а также предприятия, не имеющие юридического статуса. Что касается Молдовы, то, к примеру, в 2013 году эта часть экономики составила целых 23% от ВВП. «Это достаточно высокий показатель. Во Франции, Германии или Бельгии доля намного меньше — всего лишь 3–4% от ВВП. В экономиках стран Балканского региона процент примерно такой же или даже выше», — утверждает Моркотыло.

«Соотношение таково: чем больше в экономике страны превалирует сельскохозяйственная отрасль, тем выше доля неформальной экономики», -утверждает эксперт. Данные 2015 года показывают, что семь из десяти неофициально трудоустроенных людей трудятся в области сельского хозяйства. На втором месте — сфера строительства, однако именно она удерживает первенство по числу тех, кто работает «по-черному».

Чтобы снизить масштаб неформальной экономики, необходимо реформировать структуру национальной экономики. «Я считаю, что Молдова должна развивать сферу услуг с высокой добавочной стоимостью, таких как переработка информации, консультации, информационные технологии. Инвестиции в эту отрасль повысят продуктивность труда, создадут новые рабочие мест и привлекут сельское население в города», — говорит в заключение специалист.

На последнем заседании 2016 года Правительство одобрило новую Стратегию занятости трудового населения на 2017–2021 годы. Среди мер, которые намерены предпринять власти уже в текущем году, числятся: оказание поддержки предпринимателям, продвижение инновационных предприятий, поддержка женщин-предпринимателей, а также налаживание сотрудничества между государственными институтами, уполномоченными бороться с нелегальным трудом.

Вопреки всем трудностям Николае хочет трудоустроиться официально. Он пытался искать работу с помощью различных сайтов, но не смог найти ничего подходящего. «Меня просят выслать электронный адрес, но я не умею пользоваться электронной почтой и отсылать письма», — говорит мужчина. Недавно знакомый предложил ему официальную работу. Договорились по телефону. «Он сказал, что я буду устанавливать отопительные системы и водопровод в квартирах. Во Франции я приобрел хорошие инструменты. Это ответственная работа, но она намного легче. В 8 часов ушел на объект, в 5 вечера закончил — и всё. Посмотрим, как это будет!», — говорит Николае.

После долгой паузы мужчина добавляет: «Знаешь, я не хотел бы, чтобы сыновья повторили мою судьбу». Старшего сына он хочет отдать в военный колледж, мечтает увидеть его офицером. Младший выбрал для себя профессию банкира. «Они оба хорошо учатся. Младший приносит лишь девятки, изредка — восьмерки. Вчера жена отчитала его за то, что он спешит и пишет с помарками. Но зато как здорово он считает в уме!», — рассказывает Николае, и лицо его освещается широкой улыбкой. Сегодня судьба к нему благосклонна.

Примечание: По просьбе героев материала их имена были изменены с целью защиты неприкосновенности частной жизни.

Рубрики
В Молдове

Агентства по трудоустройству — не(счастливый) билет для молодежи

В поисках легальной работы — в стране или за границей — молодые граждане Республики Молдова всё чаще пользуются услугами агентств по трудоустройству. Зачастую такой опыт оставляет далеко не самые приятные впечатления.

Анна Герчу, moldova.org

Перед вами три краткие истории, рассказанные нашими соотечественниками, которые уехали за рубеж с помощью частных агентств по трудоустройству.

31-летняя Татьяна Антониу говорит, что «принципиально» не хочет ни работать, ни жить в Республике Молдова. При посредничестве разных частных кадровых агентств (APP) ездила на заработки в Грецию, Румынию и Катар. Не может дождаться очередного отъезда за границу. При помощи агентства удалось уехать в Германию в поисках лучшей жизни и молодой семье Гросу, но их первый опыт оказался настоящим кошмаром, признаются сами супруги. Анастасия Басараб после окончания университета хотела найти работу на родине, но из-за отсутствия опыта ей везде отказывали. Впоследствии женщине удалось найти свое призвание с помощью Национального агентства занятости населения (ANOFM). И Татьяну, и супругов Гросу, и Анастасию объединяет одно — все они попытались устроиться на работу легально, с помощью кадровых агентств.

В 2016 году количество молдаван, трудоустроенных при посредничестве APP и благодаря двухсторонним межправительственным соглашениям, координируемым Национальным агентством занятости населения (ANOFM), выросло приблизительно на 60% по сравнению с 2015 годом. Большинство трудоустроенных — мужчины (77%) в возрасте от 30 до 39 лет, проживающие в сельской местности (65%).

Источник: NEXUS

По данным Национального Бюро Статистики Молдовы, в 2016 году, более 319 тысячи человек старше 15 лет работали или искали место работы за границей.

После окончания школы Татьяна Антониу поехала на сезонные работы в Грецию. Вернулась, окончила столичный медицинский колледж и снова начала ездить на работу в Грецию, а также в Румынию. Одновременно с этим девушка поступила в университет. Прошло три года, и она снова решила уехать из страны. Заранее рассмотрев все варианты, решила выбрать одну из арабских стран. «Почему? Один из плюсов — это теплый климат, второй — заработок, и третий — уверенность в завтрашнем дне у жителей этих стран. Я планировала уехать в Дубай, но оказалась в Катаре», рассказывает Татьяна. Узнав о том, что на работу за границей можно устроиться с помощью частного кадрового агентства, она отправилась туда на интервью. Успешно пройдя тест на владение английским языком, начала получать предложения о работе.


74 частных агентства по трудоустройству внутри страны и за рубежом зарегистрированы в Лицензионной палате Республики Молдова


В итоге девушка решила ехать в Катар, откуда ей поступило предложение о работе на рецепции в одном из отелей. «Отель открылся недавно, поэтому здесь у меня больше перспектив, есть шанс подняться по служебной лестнице. После этого я прошла еще два интервью — сначала с кадровиком, а потом и напрямую с работодателем. И лишь после этого заключила контракт и заплатила 5 500 леев. Я хорошенько его изучила и удостоверилась, что все в порядке, за исключением нескольких моментов. Например, агентство не гарантировало качество жилья или питания, которыми нас обеспечивает работодатель. Я прошла также медицинское обследование, стоившее мне более 2 000 леев», вспоминает Татьяна.

«Как только я получу румынский паспорт, то позвоню тебе и скажу: у меня на завтра заказан билет на самолет, сегодня делаю документы — завтра меня уже нет в стране!» — Татьяна Антониу

Сейчас Татьяна Антониу находится дома в Кишинэу. Скоро она получит диплом лиценциата по специальности «социальный работник», а максимум через год — румынский паспорт. И снова ее одолевает желание уехать. «Я из принципа не хочу работать здесь, в Республике Молдова. Мне не хочется здесь жить. У меня огромное желание не просто эмигрировать из страны, а сбежать отсюда. Как только окончу университет, снова примусь за поиски работы и уеду», признается Татьяна.

В 2016 году интерес молодых людей в возрасте от 16 до 29 лет к услугам, предоставляемым Национальным агентством занятости населения (ANOFM), снизился по сравнению с предыдущим годом. На тысячу меньше соискателей пытались найти работу при посредничестве государства или во время посещения ярмарок вакансий, организуемых агентством.

Анастасия Басараб счастлива, что является членом команды ANOFM

Во время одной из ярмарок вакансий Анастасия Басараб впервые услышала об Агентстве занятости населения (ANOFM) и узнала, что может официально зарегистрироваться в качестве безработной для получения помощи в поисках работы.

«В 2008 году после окончания университета я думала, что легко найду работу по специальности. Однако на деле всё вышло по-другому. После многочисленных попыток и отказов в трудоустройстве по причине того, что у меня нет опыта, я отказалась от этого намерения и решила посвятить себя семье. Вышла замуж и родила двух чудесных детей», рассказывает Анастасия.

Она на восемь лет выпала из профессиональной обоймы, найти работу после выхода из декретного отпуска было практически невозможно. И снова при отказе главным аргументом нанимателей было отсутствие профессионального опыта.

В филиале агентства ANOFM столичного района Рышкановка, где она зарегистрировалась в качестве безработной, ей посоветовали окончить курсы секретарей. «И вот мне улыбнулась удача: я прошла практику в самом агентстве, где и продолжила работу в качестве секретаря. Здесь мне дали шанс социально интегрироваться, набраться опыта, приобрести уверенность в собственных силах. Здесь у меня появилась возможность принять участие в конкурсе и продвинуться по службе. Сейчас я с уверенностью могу сказать, что состоялась в профессии и в семейной жизни: у меня прекрасная семья и любимая работа», признается Анастасия.

Вопреки усилиям, которые предпринимают сотрудники Национального агентства занятости населения, статистика, хоть и стабильная, но довольно тревожная. По словам главы ANOFM Раисы Догару, в течение последних лет расхождение между спросом и предложением на местах сохраняется на одном и том же уровне, в то время как количество зарегистрированных вакантных рабочих мест растет. Стабильно низкой остается и квалификация рабочей силы, а наряду с этим — и оплата труда. И всё же во всей этой мрачной картине есть и один радующий момент — это растущая статистика трудоустройства бывших безработных: с 2012 по 2016 год отмечается стабильный рост в размере 12%, констатирует глава агентства.

Супруги Кристина и Георге Гросу страстно хотели уехать из Молдовы на заработки за границу и больше всего мечтали попасть в Норвегию. По совету приятельницы они обратились в одно из частных агентств нашей страны. «Мы собрали нужные документы, оплатили 1 800 леев, после чего нам сказали, что очень скоро мы сможем заключить трудовой контракт. Но чуть позже нам сообщили, что норвежское агентство предпочло других соискателей, и предложили нам поехать в Германию. Полгода нас кормили обещаниями. Муж прекратил поиски работы, потому что нас уверяли, что мы сможем уехать в течение одной-двух недель. Я уволилась с работы, и бывший начальник уже взял на мое место другого человека», рассказывает Кристина.

Супруги Гросу вспоминают свой опыт работы в Германии, как страшный сон. Фото из личного архива

Как-то в пятницу, в мае 2014 года, вспоминают супруги Гросу, им позвонили и сказали, что есть срочное предложение, и что выехать надо не позже завтрашнего дня. «Мы собрали чемоданы, и в субботу вечером уже были в агентстве. На большую часть вопросов, которые нас интересовали в связи с предложением о работе, мы не получили четкого ответа. Я предложила мужу никуда не ехать или же выехать самостоятельно, и на деньги, которые мы должны были выплатить агентству, попытаться устроиться на месте самим. Но в итоге мы согласились, потому что деньги уже были одолжены», объясняет женщина. В агентстве им пообещали, что они будут работать в семье, где говорят по-русски и по-английски, и в их обязанности будет входить уход за домом.

«На словах было всё прекрасно, а на деле мы попали на ферму по выращиванию коров, где проживала семья, говорящая только по-немецки. Мы хотели вернуться на той же машине, которая нас привезла, но подумав о том, сколько денег нам пришлось одолжить на дорогу (по 200 евро на каждого), мы решили остаться. От туфель и работы в офисе — в коровник», вспоминает Кристина.

Исследования, проведенные в области миграции, отражают тот факт, что главной причиной, подталкивающей молдавских эмигрантов на поиски работы за рубежом, является экономический фактор, в особенности — ограниченные возможности для трудоустройства в стране и очень низкие зарплаты.

Источник: Бюро по миграции и беженцам

Сегодня вышеупомянутое агентство по большей части занимается сферой туризма, нежели трудоустройством. Сначала директор агентства Наталья Костин на вопрос о семье Гросу категорически отрицала, что у них вообще когда-то были клиенты с такой фамилией, но потом всё же согласилась проверить архивные записи. Позже менеджер сообщила нам, что не обнаружила договора на оказание услуг, подписанного с кем-либо по фамилии Гросу. «Я не нашла ни одного подтверждающего документа и ничего не помню об этой семье. Кроме того, не верится, что их могли направить на работу в одно место, а в итоге привезти в другое. Согласно процедуре, наниматель беседует с потенциальным работником, и семья Гросу могла отправиться в дорогу лишь после интервью с работодателем. Немцы ни за что не наняли бы работника, не познакомившись и предварительно не побеседовав с ним», уверяет Наталья Костин.

В международном масштабе количество людей, устроившихся на работу при посредничестве частных кадровых агентств (APP), постоянно растет, и наряду с этим растет и число частных агентств, говорится в самом последнем анализе служащих APP, реализованном NEXUS. Республика Молдова в этом отношении тоже не отстает. В период с 2012 до середины 2015 года число индивидуальных трудовых контрактов, заключенных в частных кадровых агентствах, выросло с 37 до 815.

Источник: NEXUS

Супруги Гросу говорят, что попали на работу в семью, живущую в немецком городе Хеек, где в их обязанности входило ухаживать за тремя стадами коров, которых нужно было доить три раза в день. «Самое ужасное, что каждая дойка длилась 3–4 часа. Мы перекусывали, спали не больше двух часов — и опять за работу. День тянулся как три. Мы постоянно находились в стрессе, потому что во время каждой дойки случались какие-то проблемы, и тогда хозяйка начинала кричать во весь голос. Они заявили, что график у нас очень хороший, много свободного времени, поэтому выходные нам не положены. Мы работали и по праздникам, и по выходным”, — делится грустными воспоминаниями Кристина Гросу. Спустя полтора месяца они оттуда уехали…

«Я смотрела на уставшее лицо мужа, на его запавшие глаза, и мне хотелось плакать. А он смотрел, как я худею, — мой вес дошел до 50 килограммов, и это при росте 1,70…» Кристина Гросу

Женщина уверяет, что пробовала дозвониться в агентство, которое предложило им эту работу, однако, на звонки никто не отвечал. «В сентябре прошлого года мы ездили домой, и хотя я собиралась туда пойти, но будучи беременной и, зная, что начну сильно нервничать, побоялась рисковать здоровьем будущего малыша», говорит Кристина.

Сейчас супруги Гросу живут в Ирландии, где в своё время обосновался и брат Кристины. «Деньги достаются непросто, но зато ко мне никто не относится, как к скотине. У нас есть права. Во время беременности я работала, но вполсилы, на меня никто не повышал голос, потому что здесь соблюдают законы. Сейчас я в декретном отпуске и каждую неделю получаю пособие, потому что до этого я работала», с уверенностью заявляет Кристина.

«Мне жаль наших соотечественников, которые за три года не смогли с нами связаться и попросить помощи, будучи нашими клиентами. Телефон и адрес агентства остались прежними. Почему в течение трёх лет они не нашли времени к нам зайти? Обидно, что они так некрасиво ведут себя по отношению к нам, поэтому молдаван никто и не уважает, а у европейцев создается негативное мнение о наших согражданах, потому что они пьют, спят на рабочем месте, многие едут, думая, что деньги им будут платить за красивые глаза. Сколько работодателей жалуется, говорят нам, что молдаване ленивы, зато заплату требуют регулярно. Если мы опубликуем всё, что говорят наниматели, то можно будет издать целую книгу», — Наталья Костин, директор агентства.



Три года назад, до своего отъезда в Катар, Татьяна Антониу тщательно ознакомилась с законами этой страны, узнала, какую одежду нужно носить, как следует разговаривать, какой там климат, и как местные жители выдерживают такой сильный зной. «Я поехала в Катар с парнем, который и раньше ездил туда на заработки. Другие молдаване уже прибыли на место. За нами приехали в аэропорт, хотя и с опозданием. Вместо того сначала показать нам жилье, нас повезли прямо в отель. Женщинам было проще в отношении жилья, потому что оно располагалось рядом с работой. А вот мужчины жили в двух часах езды от отеля. Вначале я воспринимала всё в черном цвете, и постоянно спрашивала себя, куда я попала. Те, кто приехал туда до нас, жаловались на плохое жилье, на невкусную еду. Со временем я осознала, что всё не так уж и плохо. Многое зависит от того, как ты сам это воспринимаешь» объясняет Татьяна.

Девушка проработала в отеле Катара всего лишь 5 месяцев и жалеет, что уехала слишком рано. Она вернулась домой ради своего бывшего мужа. «Лучше бы осталась там. Мне нравилось отношение людей, там я чувствовала себя уверенно. В Катаре строго соблюдают закон: в случае его нарушения, особенно иностранцами, следует незамедлительное увольнение и выдворение из страны», вспоминает Татьяна.

А сейчас она собирает информацию об агентстве, которое отправляет людей на работу в Данию: читает отзывы на форумах, общается с теми, кто уже обращался в эту фирму. «Само собой, есть и отрицательные отзывы, но зато, как я поняла, они могут устроить на очень хорошую зарплату. Я не гонюсь сразу за престижной работой, поеду туда, где прилично платят, чтобы была заинтересованность в работе. У меня нет намерений остаться там навсегда, я хочу подкопить денег, вернуться домой и открыть здесь собственный бизнес, а потом снова уехать», признается женщина.

Bалютный курс: 03 Ноя 2022
EUR : 19.0778 MDL-0,0938 ▼
USD : 19.2733 MDL-0,0227 ▼
RON : 3.8839 MDL-0,0181 ▼
RUB : 0.3132 MDL-0,0003 ▼
UAH : 0.5221 MDL-0,0004 ▼