Когда возраст лишает работы

Возраст не только прибавляет нам опыта и морщин, но, как это часто бывает, еще и может оставить без работы. Таково реальное положение дел во многих странах. Как в Грузии, так и в Молдове, – двух странах с похожей исторической судьбой – мы встретили людей старше 50 лет, находящихся в поисках работы. Мы остановили свое внимание на истории бывшей журналистки, получившей статус «бывшая» благодарю возрасту (или работодателям?) из Тбилиси и бывшего актера из Кишинева. Эка Мелкадзе всё еще ищет работу, хотя и говорит, что ей уже надоело просматривать сайты трудоустройства; у Иона Русу более счастливая история – он благополучно работает, но не по своей профессии, о которой до сих пор не перестает мечтать.

В 2018 году в Республике Молдова доля безработных среди людей, приближающихся к пенсионному возрасту (55-64 года) составляла 4,4%. Возможно, число безработных этой возрастной категории и выше, ведь официальная статистика предоставляет данные лишь о тех, кто зарегистрировался в Бюро занятости населения. Однако уровень безработицы в Республике Молдова снизился по сравнению с 2009 годом, когда он составлял 5,6%.

Сложнее дела обстоят в Грузии, где уровень безработицы среди людей, приближающихся к пенсионному возрасту, растет.

6,7%


2007 году

9,5%


в 2017 году

Эка Мелкадзе всю свою жизнь провела на телевидении, она с малых лет чуть ли не жила на студии, поскольку там работали ее родители. После окончания факультета журналистики, не задумываясь, пошла работать на ТВ.

Там она проработала более 25 лет. И вот однажды начальство заявило женщине, что ее время прошло: «Они спросили меня, не задумывалась ли я над тем, чтобы заняться чем-то еще, кроме журналистики. Я улыбнулась им и тихо закрыла за собой дверь », рассказывает Эка. На тот момент ей было 47 лет, у нее был сын – студент университета, квартира, нуждающаяся в ремонте, и альбом с фотографиями, который она больше не хочет открывать. «Там собраны все мои сожаления». Ей больно осознавать, что жизнь «захлопнула дверь перед ее носом».

С тех пор прошло три года, но Эке так и не удалось устроиться на постоянную работу, и с каждым днем ей всё больше кажется, что жизнь затягивает ее в омут.

Утро Эки начинается в 8 часов со свежего запаха кофе, медленно вскипающего в турке. Она старательно выбирает подходящую одежду, тщательно укладывает волосы и наносит макияж, чтобы спрятать мешки под глазами и морщины, стягивающие уголки ее глаз. Это всё, что осталось от ее повседневных привычек, приобретенных за время работы на телевидении.  Потом она пьет кофе, надевает очки на кончик носа и садится за ноутбук в библиотеке, где на пустых полках стоит всего несколько книг.

 

Прошлой зимой, когда все запасы подошли к концу, она продала часть своей библиотечной коллекции на блошином рынке за 10 долларов. Нужно же было что-то есть, оправдывается она.

«Как во время войны 91 года. Чтобы выжить, мы продавали всё из дому. Но тогда была война, и теперь что?»

 

Эка отправляла свое резюме в десятки организаций, но каждый раз получала один и тот же ответ: «Вы слишком хороши для этой работы. Спасибо». Ей сложно понять, что Грузии больше не нужны ее профессиональные навыки.

Рынок труда диктует спрос, и люди должны подчиняться.

Работодатели ищут энергичных молодых людей. Таким образом, в случае, если кто-то из сотрудников старше 40 лет остается без места, он рискует никогда больше не найти работу по своей специальности. «За последние годы спрос на рынке труда переменился, и поэтому мы призываем людей перепрофилироваться, в течение нескольких месяцев окончить обучающие курсы, чтобы они смогли найти работу в другой области, отличной от той, которую они изучали в молодости», утверждает Тамила Баркалая, заместитель министра труда Грузии. По ее словам, некогда престижные профессии больше не востребованы на рынке труда.

 

«Кто бы мог подумать, что через 40 лет ты будешь слишком хороша, чтобы найти здесь работу?», с иронией спрашивает Эка. Ей часто приходилось стискивать зубы и настаивать, она даже соглашалась на более низкую зарплату, но каждый раз ей отказывали. Таким образом, единственный источник дохода для женщины – те немногие тренинги, которые она ежегодно организует в Армении. «Здесь мои знания никому не нужны», с обидой заключает она.

 

Если вам больше 50 лет и вы потеряли работу, вряд ли вам удастся найти другую, столь же подходящую. Несмотря на высшее образование, женщины и мужчины в такой ситуации устраиваются на работу сиделками, дворниками или распродают свои вещи на барахолке. «На каждом рынке полно подобных историй», говорит Эка Мелкадзе, закрывая ноутбук и с грустью глядя на серый многолюдный город.

На расстоянии более 1600 километров, в Республике Молдова, мы обнаружили точно такую же проблему, подтвержденную данными статистики. И всё же немногие решаются рассказать о трудной ситуации, в которой они оказались, признаваясь, что им стыдно, ведь они стали «бесполезными» в профессиональном плане.

 

Иону Русу 51 год, и он больше не работает актером. В 90-х годах он обучался актерскому мастерству в кишиневской Академии музыки, театра и изобразительных искусств. «Когда я учился на втором курсе, меня приняли на работу в театр. Я был окрылен, ведь осуществилась моя мечта играть на сцене», рассказывает Ион. Однако эта мечта длилась недолго.

 

После шести прекрасных лет, наполненных многочисленными спектаклями и гастролями во Франции, Румынии, Египте, Словакии, России, он сложил руки и сдался. Актер признается: «У меня была мизерная зарплата, на нее невозможно было содержать семью». Он пошел работать на стройку, но не переставал думать о театре и о том дне, когда вернется на сцену. Шли годы, приглашения на работу в театр больше не поступали, и вот наступил момент, когда он  отказался от поисков. «Для актера возраст не всегда помеха, а вот что касается других профессий, то там да», отмечает Ион Русу. У мужчины слегка вьющиеся и волнистые на кончиках волосы, борода, не бритая уже несколько недель, и уставшие глаза.

 

Отметив свое 40-летие, Ион решил поступить на курсы киноактерского мастерства, что помогло ему получить несколько ролей в рекламных роликах.  Что касается основного заработка, то он воспользовался представившимся ему шансом и устроился на работу, далекую от карьеры, о которой он мечтал. Сейчас он трудится менеджером в румыно-французской организации, которая не имеет никакого отношения к театру или кино.

В противном случае Ион стал бы одним из 160 человек в возрасте старше 50 лет, зарегистрированных в качестве безработных в Национальном агентстве занятости. Это самая проблематичная возрастная категория, отмечает Алла Гециву, руководитель отдела обслуживания безработных и людей в поисках работы. «Они приходят, пишут заявление, в котором указывают свое образование и опыт работы. Так создается портрет кандидата и начинаются поиски », говорит специалист. В общей сложности в муниципии Кишинэу зарегистрировано более 1600 работоспособных людей.

 

«В целом, людям старше 35 лет сложнее найти работу, чем молодым. Но в учреждении, где я работаю, ценится не возраст, а профессионализм, что и дало мне возможность сюда устроиться », говорит Ион Русу.

 

В последний раз он соприкасался с театром и кино в 2012 году, когда взялся за написание сценария по повести Гиба Михаеску «Rusoaica». «Сценарий  получился довольно объемным. Я послал его женщине-режиссеру из Румынии, она прочла и высказала свое мнение. Я объяснил, что намереваюсь переделать его, а потом сложилась напряженная жизненная ситуация, и всё так и застряло, как на вокзале», рассказывает Ион. Он признается, что написанное им трудно назвать сценарием, но ему хотелось бы закончить эту работу. «Это прекрасная повесть, над ней нужно либо работать, как следует, либо вообще не браться».

Комментарии
Loading...

Этот веб-сайт использует файлы cookie, чтобы у вас был лучший пользовательский интерфейс. Принять Конфиденциальность

Политика конфиденциальности