Объективация и виктимблейминг: Феминизм в Молдове в вопросах и ответах

Сегодня о феминизме говорят все. Он определяет общественную мысль развитых стран, вокруг него вращаются споры и дискуссии в интернете, без него уже нельзя понимать современную литературу и кинематограф. Однако в сознании наших жителей в отношении этого образа мысли по-прежнему сохраняется много стереотипов и предубеждений. В Молдове, например, многие люди, симпатизирующие феминизму, не спешат обнародовать взгляды публично, опасаясь общественного давления. Феминизм настолько оброс домыслами и слухами, что, кажется, уже почти никто не помнит, что означает это понятие на самом деле.

Так что такое этот феминизм на самом деле? Сегодня пытаемся вникнуть в его суть вместе. Помогут нам в этом Алина Андронаке, автор(ка?) “Vlogului unei Mame Feministe“, Алина Чеботарь, активистка, борется за защиту прав человека и Ян Фельдман, председатель «Совета по предупреждению и ликвидации дискриминации и обеспечению равенства».

Алина Андронаке
 
 
 
 

— уроженка города Сороки, лиценциат в области политологии, борец за гендерное равенство и активистка, автор многих аналогических исследований в этой области, а также блогер, ведущая “Vlogului unei Mame Feministe“.

Своим примером доказывает, что нет противоречия в том, чтобы быть матерью троих детей и одновременно феминисткой.

Алина Чеботарь
— молодая активистка за права человека и гендерное равенство. С 11 лет жила в Италии, где получила высшее образование по специальности «Права человека», в 2019 году вернулась в Молдову, именно для того, чтобы эти права защищать.

Алина начинает выпускать подкаст, цель которого — говорить о сложных вопросах, долгое время остававшихся в тени молчания.

Алина уверена, что только вместе мы откроем, что такое гендерное равенство и почему оно важно для каждого из нас.

Она убеждена, что общество меняется, и, в первую очередь, это происходит через информирование и образование.

Фрагмент подкаста Алины, разговор с молдавскими подростками, Анной-Марией и Рафаэлем, о феминизме и гендерных стереотипах можно послушать прямо сейчас.

Из истории феминизма

Феминизм издавна существовал в разных культурах и странах. Проблема заключается в том, что наиболее задокументирован именно западный феминизм, поэтому о нем и говорят чаще всего.

Первой феминисткой принято считать англичанку Мэри Уолстонкрафт. Она жила во второй половине XVIII века и в 1792 году опубликовала трактат «В защиту прав женщин», в котором впервые озвучила революционное для того времени утверждение: “Женщина должна сама распоряжаться своей судьбой”.

Появление феминизма в Румынии связывают со второй половиной XIX века. Его ключевые представители — Калипсо Ботез, Александрина Кантакузино, Элеонора Стратилеску, Елена Майсснер, Мария Буцуряну.

В Российской империи женщины правами не обладали. Например, даже у представительниц высших сословий не было паспортов. Их вписывали в документы мужа. Почти как собственность. Однако в XIX веке все тоже начинает меняться. В 1863 году Мария Трубникова и Мария Стасова открывают первое издательское дело, а в 1868 году Варвара Кашеварова-Руднева стала первой женщиной, которая получила образование врача. Фактическое лицо российского феминизма в XIX веке — дворянка Анна Шабанова. Именно ей принадлежит «Очерк женского движения в России» — один из самых важных текстов местного феминизма. На рубеже веков возникает Русское женское взаимно-благотворительное общество, которое уже в 1906 году открыло Отдел избирательных прав. 10 декабря 1908 года состоялся Первый Всероссийский женский съезд. «Всеобщее избирательное право без различия пола» было принято в Российской империи 20 июня 1917 года Временным правительством. (по материалам журнала статьи “Равноправки, феминистки, революционерки: каким было женское движение в Российской империи”).

На Западе вторая половина XIX века ознаменовалась движением суфражисток (от фр. suffrage — избирательное право — участницы движения за предоставление женщинам избирательных прав). Первый конгресс по правам женщин в США поднял эти вопросы в так называемой «Декларации чувств» еще в 1848 году. Именно «Декларация чувств» считается началом первой волны феминизма. Она закончилась получением женщинами избирательных прав. Первой в мире страной, которая предоставила женщинам право голоса, стала Новая Зеландия. Это случилось в 1893 году. В России это произошло в 1917 году, в Германии и Австрии — в 1918-ом, в Румынии, включая территорию Бессарабии, — в 1938-ом, во Франции и Италии — в 1945-ом, а вот в Саудавской Аравии — только в 2015-ом. (из статьи “История и теория феминизма”)

Сегодня исследователи выделяют до четырех волн феминизма. Интересно, что вторая во многом обязана философии французского экзистенциализма. Ключевой текст второй волны — «Второй пол» Симоны де Бовуар (1949). Развивая слова своего мужа Жан-Поля Сартра о том, что «существование предшествует сущности» (мы сначала рождаемся, а потом сами «выстраиваем» себя), она приходит к выводу, что женщинами и мужчинами не рождаются, а становятся. Это утверждение помогло разделить понятия «пол» и «гендер», что стало отправной точкой современных гендерных исследований. (по материалам проекта Арзамас “Введение в гендерные исследования”)

Третью волну феминизма относят к началу 90-х, а четвертую — уже к нулевым и десятым.

Феминизм в Молдове

 

Первой феминисткой Бессарабии принято считать Елену Алистар.

Она родилась в 1873 году в Конгазе, работала сельской учительницей, военным врачом, а в 1918-ом была избрана депутатом в Сфатул Цэрий, став первой женщиной в истории бессарабской политики. После присоединения к Румынии она возглавила Епархиальное женское училище и сделала его элитным заведением.

Алина Андронаке: В Молдове мы все живем по-разному, думаем по-разному. И феминизм у нас тоже разный. Вы можете встретить различные виды феминизма и различных людей, которые его продвигаютОдни посвящают себя исследованиям на эту тему, другие — оказывают психологическую помощь, а третьи — организуют протесты, марши, флешмобы.

История феминизма в Молдове изучена очень плохо. Четыре-пять лет назад я пыталась сделать какую-то хронологию, но почти не нашла информации. Я закончила исторический факультет, но мы не изучали по программе ничего о волнах феминизма. И когда я хотела написать свою дипломную работу на эту тему, мне не позволили этого сделать. Нет, мне не запрещали официально, но сделали так, чтобы я в итоге выбрала другую тему. Феминизм в Молдове зарождался, как и в других странах, в конце XVIII века, а потом развивался в XIX, как движение суфражисток. Феминизм в Молдове существовал всегда, но проблема в том, что он не был видимым, так как сталкивался с нетерпимостью и ненавистьюЯ знаю многих людей в Молдове, которые занимаются феминизмом, но никогда не появляются на телевидении, не делают постов на Facebook, не обнародуют свои взгляды. Быть феминистом у нас — все еще опасно. Например, ведя свой блог, я получаю огромное количество негатива и хейтспич в личку в свой адрес.

У истоков современного феминистского движения в Молдове стоят Катинка Мордорович, Галина Прекуп, Лидия Истрати, Елена Буркэ, Ольга Стратулат, Лорета Хандрабура и другие. Они начинали свою деятельность еще в 90-е, сразу после обретения страной независимости. Они, правда, не называли себя феминистками, но боролись за права женщин. Думаю, что о публичном феминизме в Молдове можно говорить, начиная с 2011 года. Именно тогда некоторые начали высказывать вслух свои взгляды, идентифицировать себя с феминизмом. Я, например, публично заявила о себе, как о феминистке, в 2014 году. В 2014 году у нас также прошел первый Феминистский марш. С каждым годом количество его участников увеличивается. Я думаю, что вокруг очень много людей, которые поддерживают феминизм, но они не говорят об этом. Так мы и живем.

Алина Чеботарь: Сегодня в Молдове, к сожалению, феминистское движение еще недостаточно видимо и активно. Сложилась такая ситуация, что люди не готовы называть себя феминистками/феминистами публично. Сказываются стереотипы, давление общества или просто они не считают себя частью этого движения. Некоторые женщины могут двадцать лет работать в этой области, но публично они этого никогда не скажут. Также я знаю тех, кто выступает за равенство, но боится использовать сам термин “феминизм”. В Молдове, когда люди слышат “феминизм”, они часто реагируют агрессивно. Причина проста — никто не хочет терять своих привилегий.
Феминизм выступает за изменения, а в нашем обществе изменения, особенно этого типа, принимаются “в штыки”. Что нам с этим делать? Больше говорить о нем, объяснять, что феминизм — это не что-то страшное, не экстремистское движение. Иметь смелость говорить об этом вслух и, самое главное, поддерживать друг друга. Но еще очень важно понять, что национальный контекст у нас непростой и в то же время быть благодарными всем тем, кто ежедневно защищают/-али права женщин и борются за справедливость.

Стереотипы vs. Реальность

Феминизмом принято называть движение за права женщин, а также образ мысли, который ему соответствует. Какие стереотипы существуют о нем? И правда ли, как думает большинство, что феминизм — это о женщинах против мужчин?

Алина Андронаке: Самые распространенные стереотипы о феминизме в нашем обществе — это:

  1. Считается, что феминизм — это только о женщинах и для женщин.
  2. Феминизм предполагает ненависть к мужчинам, мизандрию.
  3. Все феминистки негетеросексуальной ориентации.
  4. Феминизм против института семьи и рождения детей.
  5. Феминистки не ухаживают за собой, пренебрегают косметикой и эпиляцией, они фрустрированы и закомплексованы, у них много проблем в личной жизни.

Все эти стереотипы в корне ошибочны и абсолютно нелепыФеминизм — это не о женщинах против мужчин, он говорит о мужчинах тоже. Феминизм — это про то, что женщина — человек. Потому что у нас в стране многие еще думают, что есть люди, а есть женщины. Феминизм — это не война полов, а движение за сотрудничество полов на равных. Мы хотим, чтобы мужчины уважали женщин, а женщины — мужчин. У очень многих феминисток есть семьи и дети, этот образ мысли касается и воспитания детей тоже. У меня, например, трое детей, у моего мужа теологическое образование, мой тесть — священник.

Алина Чеботарь: Феминизм ни в коем случае не выступает за то, чтобы женщины управляли мужчинами. Феминизм не о превосходстве женщин над мужчинами. Четвертая волна феминизма, например, пытается сегодня привлекать внимание к проблемам, с которыми сталкиваются и мужчины тоже. Например, это проблема токсичной маскулинности, от которой страдают оба пола.

Женщина страдает, потому что общество хочет, чтобы она подчинялась мужчине, а мужчина страдает, если он не соблюдает нормы маскулинности, которые введены обществом. И это тоже часть феминистического движения
Мы, феминистки, не боремся против мужчин, мы требуем, чтобы нас уважали и чтобы государство гарантировало нам равные возможностиВ общем, феминизм, особенно межсекторальный феминизм, не делает различий и включает в себя каждый гендер, цвет кожи, этническую принадлежность, сексуальную ориентацию и т.д.

Феминизм актуален для Молдовы?

Молдова в мировом рейтинге гендерного равенства занимает 59-ое место из 189. При этом соседняя Румыния на 38-ой позиции.
Алина Чеботарь: У нас еще очень много проблем, с которыми женщины сталкиваются постоянно. Например, абьюз, насилие в семье, неравенство в заработной плате, домогательства, представленность женщин в публичном пространстве. Женщина у нас еще остается подчиненной мужчине – или общество хочет, чтобы это так было. Женщине не верят, когда она сообщает об изнасиловании или домогательстве. Или есть еще такие термины, как слатшейминг и виктимблейминг, когда общество считает, что женщина иногда заслуживает быть избитой. Из-за этих токсичных стереотипов ответственные органы могут не выполнять свои обязательства или не вмешиваться, когда они должны защищать женщину, которую подвергается насилию.

Борьба с насилием над женщинами и с насилием в общем — это тоже феминизм. Согласно последним данным статистики, около 70% женщин в Молдове подвергались какому-либо виду насилия со стороны партнера. У нас женщину чаще всего воспринимают либо как исключительно сексуальный объект, либо как производительницу и воспитательницу детей – это объективация. К сожалению, в Республике Молдова женщина еще не считается равным партнером мужчина. У меня был случай, когда мужчина не пожал мне руку, потому что я женщина. А я всегда подаю руку и мужчинам, и женщинам.


Алина Андронаке: Сегодня в Молдове многие женщины стоят перед выбором: или семья, или карьера, — поскольку государство не предлагает возможностей развивать карьеру и заботиться о детях и семье одновременно. Как правило, они выбирают семью и отказываются от карьеры. Женщины страдают от домогательств на работе, их заработная плата ниже, чем у мужчин.

По данным Национального бюро статистики, в среднем разрыв в заработной плате между женщинами и мужчинами в Молдове составляет 13,5 %. То есть, женщины получают 86,5% от средней заработной платы мужчин. При этом в области финансов разрыв значительно больше, а доля занятости женщин в этой сфере на 35% выше, чем у мужчин.

При чём тут гендерное равенство?

Под гендерным равенством обычно понимают такое устройство общества, в котором женщины не находятся в невыгодном положении по сравнению с мужчинами, а мужчины — перед женщинами. Речь может идти о работе, может – о частной сфере. Гендерное неравенство выделяют не только между мужчинами и женщинами, но и между разными группами женщин и разными группами мужчин. Например, бизнесвумен и ее домработница тоже существуют в ситуации гендерного неравенства, т.к. одна может развивать свои способности и строить карьеру, а другая нет, посвящая свою жизнь работе на первую.

Алина Чеботарь: Прежде всего, очень важно объяснять разницу между полом и гендером. Пол — признак биологический, который определяется на уровне ДНК. Гендер — это социальный конструкт, представления общества о том, каким должен быть мужчина, а какой — женщина. Гендер — понятие подвижное и зависит от места и времени. Мы не говорим о равенстве полов, так как все мы биологически различны. Мы биологических различий не отрицаем. Мы говорим о равенстве возможностей и для мужчин, и для женщин. Мы не хотим, чтобы общество относилось к нам по-разному или дискриминационно, потому что мы женщины или мужчины. Я приведу простой и красноречивый пример: считается, что иметь много половых контактов для мужчины — это хорошо, он мачо. Женщину сразу назовут шлюхой. Какая логика здесь?Это ли не неравенство? Патриархальная система гендеров не природна, она была создана нами, ввиду тех или иных исторических особенностей развития. В каменном веке мужчина охотился на мамонта, женщина сидела в пещерах с детьми. Но сейчас общество меняется. Мы живем не в каменном веке! Почему не должно меняться и наше восприятие ролей мужчин и женщин в обществе? В 2020-ом уже не нужно охотиться на мамонта, а мы все еще живем теми понятиями. Таким образом, мы можем сказать, что у нас еще много работы для достижения гендерного равенства, но я настроена оптимистично.

Кто такие «настоящие» женщины и «настоящие» мужчины?

Родиться мальчиком и девочкой — дело случая. Трудности начинаются, когда мы попадаем в социум. Общество постоянно говорит, как себя нужно вести, чтобы оно признало в тебе мужчину или женщину. Тех, кто не вписываются в представления о “настоящих” мужчинах и “настоящих” женщинах, оно отвергает и делает маргиналами.

Алина Чеботарь: Что значит быть “настоящей” женщиной или “настоящим” мужчиной? Как я уже говорила ранее, общество накладывает на нас множество ограничений, и если мы им не следуем, нас не принимают. Мы сами причиняем себе вред. Но важно понимать, что мы все разные и это великолепно. Это делает нас богатыми. Когда мы это поймем и примем, тогда мы будем жить лучше.

Мужской феминизм?

Борьба за равноправие перестает быть уделом исключительно женщин — в интернет-дискуссиях всё чаще можно встретить мужчин, защищающих жертв домашнего насилия, борющихся с сексизмом и развенчивающих гендерные стереотипы.

Среди знаменитостей есть немало мужчин-феминистов, например, Райан Гослинг, Мэт Деймон, Эштон Катчер, Джастин Тимберлейк и другие.

Алина Чеботарь: Феминизм — это и в пользу мужчин тоже. Один из стереотипов говорит, что мужчины не должны проявлять эмоций, они должны быть брутальными, агрессивными, склонными к соперничеству, должны много зарабатывать, содержать жену и детей и т.д. Мужчина постоянно должен доказать, что он “мужик”. Это несправедливо. Если мужчина хочет плакать, это его право!

Мужчины, чаще чем женщины, умирают от сердечного приступа, а также чаще, чем женщины, кончают жизнь самоубийством. Частично это и из-за того, что общество принуждает их подавлять свои эмоции и держать всё в себе. Или другой пример: гендерные роли взваливают всю финансовую ответственность в семье только на мужа.

Феминизм — это о том, что бы мужчина и женщина были партнёрами, поддерживали друг друга и разделяли обязательства сбалансированным образом и в согласии. Но важно чтобы они также в равной степени распределяли домашние обязанности и заботы о детях. Также часты случаи насилия и домогательств, в случае если мужчины не выглядят или ведут себя недостаточно мужественно по меркам того или иного общества. Например, гомосексуального парня могут избить только потому, что он не соответствует ожиданиям общества о том, каким должен быть гетеросексуальный парень, и это страшно. Это преступление и нарушение прав человека. А феминизм на стороне всех и за права всех людей.

А что подростки?

Алина Чеботарь: Мне очень нравится работать с подростками. Они просто замечательны. И они более информированы и сознательны, чем старшее поколение. Однако подростки — наиболее уязвимая часть социума. Юноши и девушки, которым трудно вписаться в гендерные ожидания общества, например ЛГБТ-подростки, чаще пытаются совершить суицид. Наш социум очень давит, и выдержать это давление непросто, особенно подросткам. Я, например, выросла в Италии, училась и много лет прожила там. 

Вернувшись в Молдову, я столкнулась с тем, что люди, когда слышат, что мне 26 лет, начинают приставать: “А когда ты выйдешь замуж? Когда уже заведешь ребенка?”. Эти вопросы уже начинают меня раздражать. В Италии я никогда ни с чем подобным не сталкивалась, и таких вопросов не слышала. Я не хочу делать что-то только потому, что так требует общество. Это относятся и к подросткам: они стали более свободными и независимыми, поэтому не принимают все эти гендерные роли. В общем, молдавский социум очень жесток и агрессивен.
 

Только тебе исполняется 18/20 лет, тебя тут же спрашивают об отношениях или о браке. Создавать отношения или семью — это прекрасно, но в случае, если есть любовь и внутренняя гармония между двумя людьми. А когда ты заводишь отношения или семью только по прихоти общества, а потом в ней страдаешь, это конечно не хорошо и не здорово. А по поводу детей… Я, например, хочу завести детей в будущем, но на данный момент — нет. И не хочу, чтобы кто-то к чему-то меня принуждал!

Феминизм в молдавских сёлах

Согласно данным отчета Института общественных политик, в Молдове женщины, проживающие в сельской местности, составляют почти 30% всего населения страны и 51% сельского населения. Среди проблем, с которыми они сталкиваются, можно выделить безработицу, разницу в доходах, физическое насилие в семье и почти абсолютное подчинение мужчине. Особенно плачевным выглядит положение женщин из уязвимых групп, в том числе женщин-инвалидов, многодетных матерей, пожилых женщин, представительниц этнических меньшинств. Они подвержены социальной стигматизации, маргинализации, бедности. 

Алина Чеботарь: В селах молдавские женщины и девушки часто могут сталкиваться с абсолютным бесправием. У них нет доступа к сфере услуг, нет доступа к информации. В маленьких селениях, где все друг друга знают, очень тяжело говорить о ситуации неравенства, в котором ты живешь. Я надеюсь, что мой подкаст поможет хоть чуть-чуть освободить людей от стереотипов и сделать их жизнь немного легче. Я часто общаюсь с подростками, и они мне рассказывают, что в селе им попросту не с кем обсудить подобные вопросы. Может быть, подкаст сделает эти вопросы видимыми и создаст возможность для диалога, так как подростки проводят очень много времени в онлайн пространстве. Я уверена, что реальное богатство Молдовы — ее подрастающее поколение. 

При чём тут Стамбульская конвенция?

 

Стамбульская конвенция — сокращенное название Конвенции Совета Европы об устранении и пресечении насилия против женщин и насилия в семье. Она открыта для подписания с 2011 года. Своей целью ставит защиту женщин и девочек от всех форм насилия. Молдова подписала Стамбульскую конвенцию 6 февраля 2017 года, однако до сих пор ее не ратифицировала. Ратификация Стамбульской конвенции предполагает введение новых обязательств для Правительства и Парламента, в том числе создавать специализированные структуры, выделять деньги на борьбу против насилия над женщинами, создавать специализированные горячие линии, включать соответствующий материал в образовательные программы и т.д. 

Алина Чеботарь: Стамбульская конвенция — документ инновационный и комплексный, затрагивающий много аспектов, которые раньше обходили вниманием. Например, она делает акценты на социальном положении, на гендере. Это важный документ, который способен значительно улучшить положение женщин в странах, которые ее подписали, но только в случае, если государство будет соблюдать ее и примет нужные меры и реформы. Мы не ратифицировали ее по причине того, что некоторые ее пункты не нравятся традиционалистским и консервативным-патриархальным сторонам общества, которые говорят, что Конвенция нарушит их права. Но это не правда. Например, в Стамбульском конвенции написано, что мы не можем использовать религию, культуру, традиции и т.д., как оправдание насилия над женщиной или неуважение ее прав. Но в Стамбульской конвенции нет ничего против личной веры человека! Стамбульская конвенция запрещает то, что по сей день происходит в некоторых обществах, где считается, например, что мужчине почетно бить женщину, если она этого “заслужила”. Это нарушение прав женщин — это преступление и точка!

Феминизм и религия

 

Алина Андронаке: В нашем обществе самые ярые противники феминизма — люди религиозные.Но феминизм никак не противоречит ни христианству, ни религиозным устоям. Свобода выбирать, в кого или во что верить — это право человека, а феминизм основан на уважении прав. Чем феминизм против христианства? Тем, что мы хотим, чтобы у женщин были права, чтобы голос женщин был услышан, чтобы у них были возможности выбирать? Как это может навредить вере в Бога?Феминизм выступает против всех форм жестокости и дискриминации, которым подвергаются женщины. Да, Церковь продвигает много стереотипов, побуждает молчать в случае насилия, потому что “это твой крест, который ты обязана нести”. Но давайте не забывать, что церковь — это не здание, а люди, и эта дискриминация в Церкви исходит от людей, от общества. Самая великая заповедь, которую нам дает Библия, — это возлюбить ближнего своего, как самого себя. И в этом утверждении нет ничего общего с ненавистью, нетерпимостью, дискриминацией и жестокостью. Если в Молдове 98 % населения считают себя христианами, то почему вокруг столько ненависти и жестокости? Это значит, что большинство только показные христиане, но не христиане на самом деле. Феминизм и христианство могут сосуществовать, но для этого нужно очень хорошо знать, что такое феминизм и что такое подлинное христианство.

Что мы можем сделать прямо сейчас?

 

Алина Чеботарь: В первую очередь, с помощью образования. Хороших законов — недостаточно, если они не выполняются! У нас есть законы, некоторые из них очень хорошие, но если мы не избавимся от вредных стереотипов и отсутствия толерантности, ситуация не сильно изменится. 

Алина Андронаке: Во-первых, нам нужны хорошие законы. Без законодательства мы не сможет делать ничего. Нам необходимы реформы относительно декретного отпуска, чтобы каждая семья решала, сколько он длится и кто заботится о ребенке. Также нужно решить вопрос о вовлеченности отцов в заботу о ребенке. И, конечно, нам необходимо ратифицировать Стамбульскую конвенцию. Однако нужно понимать, что ее ратификация не означает изменений. Есть страны, которые ее ратифицировали, но законодательных изменений не произвели. Мы, например, ратифицировали Конвенцию по правам людей с ограниченным возможностями в 2012 году, но законы до сих пор не соответствуют европейским стандартам. И, конечно, нам нужно реформировать систему образования. Именно в ней коренится большинство проблем молдавского общества. Пока у нас не поймут, что образование — самая важная ценность в стране, которая позволит ей стать развитой, мы с мертвой точки не сдвинемся. Наша образовательная система невероятно устаревшая и невыносимо скучная для детей и подростков. Мы не стремимся детей заинтересовывать, мы их обязываем, а в итоге получаем плачевный результат. И наше образование производит огромное количество стереотипов и предубеждений. Мой сын сейчас в первом классе, и то, что я вижу в учебниках, меня обескураживает. Женщины изображены только как те, кто убирает в доме, заботится о детях, готовит, мужчины — лежат в постели, смотрят телевизор, ездят на тракторе. Какие представления о мужчинах и женщинах мы прививаем детям? Вы видели, чтобы в наших учебниках появлялся ребенок с ограниченными возможностями? Нечего удивляться потом, что в обществе нет эмпатии, толерантности. Это не говоря о том, что в школах не изучают права человека, не объясняют, что такое гендерное равенство. Как тогда изменить менталитетМы растим зомбированных людей, которые полны стереотипов и предубежденийА если у нас в стране кто-то пытается что-то изменить, он сразу же подвергается травле со стороны общества, его делают белой воронойДаже если мы примем Стамбульскую конвенцию, но будем с детства взращивать в людях прежние стереотипы, общество не изменишь. Мы навсегда останемся Молдовой, которая во всех международных рейтингах будет на последнем месте и из которой все будут стремиться быстрее уехать навсегда. Самая большая ценность, которой обладает Молдова, — это человеческий потенциал, правда, сейчас он игнорируем. Наш человеческий капитал мы теряем. Это трагедия. 

Нужны ли нам феминитивы?

 

Алина Чеботарь: Все очень просто. Раньше профессии существовали только в форме мужского рода, потому что они были представлены в обществе только мужчинами. С тех пор много изменилось, а язык — это подвижная структура. Почему он не должен отражать происходящие изменения? Почему для общества слова “croitoreasă” и “dădacă” звучат хорошо, а “ministră” или “președintă” нет? Потому что портниха и няня считаются традиционно женскими профессиями, менее оплачиваемыми и непрестижными, а вот профессии “ministru” или “președinte” были традиционно мужскими и тоже предполагали контроль, над обществом, а контроль ассоциируется напрямую с мужчинами. Мы так привыкли использовать только мужские формы и поэтому для некоторых такие феминитивы, как “ministră” или “președintă”, не звучат красиво или не приемлемы.

«У многолетней молдавской патриархальной традиции есть следствия. Одно из них — дизайн нашего мира, то, как он устроен. Когда ты идёшь в туалет там будет туалетная бумага, но ты не найдёшь там прокладок, хотя этот такое же гигиеническое средство».
Ян Фельдман
Председатель совета по недискриминации

После того, как мы поговорили с женщинами-феминистками, мы решили в неформальной обстановке в рамках формата подкаста Так и живём обсудить феминизм с Яном Фельдманом, председателем «Совета по предупреждению и ликвидации дискриминации и обеспечению равенства»

Ущемляются ли в Молдове права женщин, а мужчин? Актуален ли феминизм в молдавских сёлах? Откуда берётся лукизм и менсплейнинг?
С каким типом дискриминации чаще всего сталкиваются жители Молдовы?

Слушайте наш подкаст.

Словарь феминистки

В современном обществе так много непонятых слов. Чтобы уменьшить их количество, следующая рубрика для вас. В качестве бонуса всем, кто дочитал материал до конца, предлагается небольшой словарик занятных терминов, связанных с гендерными исследованиями, феминизмом и областями, близкими им.
 
Абьюз
насилие в различных его проявлениях. Бывает психологический абьюз (оскорбления и унижения), физический (побои), сексуальный (изнасилование).
 
Виктимблейминг
попытка сделать жертву виноватой. “Объект травли/абьюза виноват сам”.
 
Газлайтинг
форма подавления жертвы, при которой ее убеждают, что дискриминации и неравенства нет, на самом деле в обществе все хорошо, а проблемы надуманы.
 
Интериоризированная мизогиния
ситуация, когда сами женщины становятся носителями женоненавистнических взглядов и идеализируют токсичную маскулинность.
 
Лукизм
дискриминация по внешности. Социальное предпочтение физически привлекательных людей тем, чья внешность не отвечает культурно-социальным представлениям и нормам того или иного социума. Иногда рассматривается как новая форма расизма. В развитых обществах осуждается.
 
Менсплейнинг
вид дискриминации, когда при общении с женщиной мужчина использует снисходительную манеру разговора, «делает скидку» на ее пол.
 
Мизандрия
ненависть, неприязнь или предубежденное отношение к мужчинам.
 
Объективация
отношение к женщинам или к мужчинам исключительно как к инструменту сексуального удовлетворения. Характерна для обоих полов, но чаще говорят об объективации женщин в виду ее большей распространенности.
 
Слатшейминг
вид психологического насилия, попытка навесить на человека социальный ярлык “шлюхи” и осудить за это.
 
Сталкинг
вид домогательства в виде преследования или слежения за жертвой, в том числе и онлайн. В Молдове наказывается штрафом до 5000 леев.
 
Стеклянный потолок
отговорки, из-за которых женщине не дают продвинуться по карьерной лестнице.
 
Токсичная маскулинность
деструктивный образ мужественности, направленный на постоянный показ грубости, агрессивности, жесткой конкурентности, физической силы. Образ мысли “крутого мужика”, который неэмоционален, груб, женоненавистник и гомофоб. Токсичная маскулинность — негативная модель поведения, от которой страдают как мужчины, так и женщины.

автор: Игорь Корнилов
редактор: Дубель Анна

Комментарии
Loading...

Этот веб-сайт использует файлы cookie, чтобы у вас был лучший пользовательский интерфейс. Принять Конфиденциальность

Политика конфиденциальности