ОБРАЗОВАНИЕ ВЧЕРА И СЕГОДНЯ, ИЛИ ОТ ШКОЛЬНОЙ ДОСКИ К ПЛАНШЕТУ

ОБРАЗОВАНИЕ ВЧЕРА И СЕГОДНЯ, ИЛИ ОТ ШКОЛЬНОЙ ДОСКИ К ПЛАНШЕТУ
«В общем, мы свободны!»
«Раньше было лучше». Мы часто слышим эти слова от наших близких, особенно от тех, кто постарше, а еще это самый частый ответ, который дают люди, живущие на постсоветском пространстве, на вопросы различных анкет. Наше прошлое преследует нас и сегодня и формирует наши представления о самих себе. В рамках проектов «Соседи» «Moldova.org» и «Громадське Харкiв» не ставилась задача ответить на извечный вопрос «А когда же было лучше?». Скорее, цель была представить как можно более реалистичную картину в сфере образования, культуры и сельского хозяйства тогда и сейчас, беседуя с разновозрастными представителями этих профессий.

В первом выпуске мы пообщались с преподавателями из Молдовы и Украины.

Вера Селевестру
Сороки
«Одно время не хватало бумаги, и студенты писали на картоне. Я показываю им образцы того, как раньше писали учащиеся».
В холле колледжа искусств им.Николае Ботгроса в Сороках малолюдно. С развешанных по стенам фотографий за вами из полумрака следят десятки пар глаз: это бывшие выпускники, ныне актеры или режиссеры культурных учреждений столицы, бывшие преподаватели, а также нынешние сотрудники коллектива. Из-за пандемии COVID-19 большинство студентов не посещают занятия, а учителя приходят от случая к случаю.В этот пасмурный ноябрьский день режиссерский факультет, которым руководит Вера Селевестру, посетили всего три студента. Преподаватель рассаживает их в аудитории по разным углам, затем подходит к каждому по очереди. Все трое пришли, чтобы сдать курсовые работы. Преподаватель переходит от одного стола к другому, неизменно напоминая ребятам не снимать и громче говорить, чтобы лучше их слышать.

Чтобы избежать скучной рутины, как следствие мер изоляции, введенных этим летом из-за пандемии COVID-19, Вера Селевестру записалась на курсы вождения и научилась работать на компьютере. 40 лет назад, когда ей приходилось посещать десятки библиотек в поисках материалов, необходимых для преподавания или написания сценариев, нечто подобное даже представить было невозможно.

Да и в преподавательской деятельности дела обстояли ненамного проще. Каждая учебная неделя начиналась с политической информации, и уроки нельзя было проводить без упоминания произведений Ленина, Надежды Крупской, Маркса, Энгельса. «Когда проводились открытые уроки, то у меня даже давление поднималось. Проверяющие в то время просто душили нас своими требованиями. Они были полностью политизированы. Ты должен был говорить лишь то, что разрешалось, заниматься пропагандой…», вспоминает Вера Селевестру.

«Теперь мы свободны», улыбается преподавательница, прежде чем поведать нам, как в былые времена проводились открытые уроки. «Я провела свою лекцию так, как мне хотелось, и никто не давал мне указаний. Я сама выбирала источники, обращения, те цитаты, что захотела. В общем, у меня полная свобода».

Вера Селевестру в восторге от того, что компьютер, подключенный к Интернету, может предоставить вам доступ к информации из любой точки земного шара. «Вы моментально получаете информацию, причем красочно, в фотографиях. Это положительный момент. Но есть и обратная сторона: студенты не умеют писать, читать, они не обучены размышлять, дают запрос и ждут ответа от компьютера».

Валентина Какадий
Тавожень
«В глубине души я чувствовала, что все это нереально, преувеличено».
За 700 км отсюда Валентина Какадий, приезжает в свою школу в Тавожне, что в Украине, на велосипеде – точно так же, как раньше, когда ее направили сюда на работу после окончания университета в 1989 году. Преподавательский состав принял ее хорошо, однако «энергия школы все же была иной». «Новая украинская школа ориентирована на индивидуальное развитие ребенка. Сегодня он узнал одно, завтра другое, так что постепенно его уровень знаний растет».

Начало осталось в ее памяти, как непрерывная гонка: «Понял ребенок или нет – у вас есть пять уроков, чтобы усвоить дроби. А программу нужно выполнять, и так без конца и края».

Будучи учителем математики, Валентина в точности помнит проверки, проводимые районным отделом образования, и то, как учителя пытались задобрить проверяющих, приглашая их на «кофе». А тем временем детям разрешали списывать, что наносило вред их воспитанию. «Это в корне неверно. Это двойные стандарты. Я неправильно воспитывала детей, и это пятно ложится на учителя». Кроме того, от учителей требовали массу письменных отчетов и давали множество распоряжений, которые, по мнению Валентины, были бессмысленными и устаревшими.

«Должностная инструкция» учителя не ограничивалась школьными уроками: Валентине вменили в обязанность читать колхозникам и рабочим в «красном уголке» предприятий лекции о партийной идеологии.

Но самые большие трудности были впереди.

После развала Советского Союза в стране наступили трудные времена, когда ей приходилось выживать. Зарплату повышали каждые три месяца, но на нее невозможно было что-то купить. Она изготавливала учебные материалы вручную, импровизируя по мере своих сил. «При этом я как-то пыталась разнообразить жизнь детей. Я их жалела. В качестве классного руководителя я проводила всевозможные внеклассные мероприятия. Помню, как однажды я всю ночь вырезала рыбок из бумаги, потом прицепила на них скрепки, и дети «ловили» их на нитку, привязанную к палке».
Наталья Пишулина
Харьков
«Сейчас гораздо больше свободы».
«Нельзя утверждать, что старая система образования была неэффективной», делится своим мнением Наталья Пишулина, учитель истории Научной школы-интерната в Харькове, Украина.

«Та система образования годилась для того времени. Для индустриального общества она была идеальна, давала прекрасные результаты». Однако Наталья уверена, что сейчас учителям работать намного более комфортно. «Я считаю, что сейчас они намного более свободны. Для меня принципиально важно чувствовать себя комфортно на работе, заниматься любимым делом и получать от него удовольствие».
Ион Качулэ
Глодяны
«Школа больше не ориентирована лишь
на получение знаний».
В Молодежном центре при Доме культуры города Глодяны несколько школьников пришли после уроков на встречу с учителем Ионом Качулэ. Здесь, в течение более часа, Ион рассказывает им о «буллинге» – форме эмоционального и физического насилия, часто встречающейся среди детей и молодежи. «Я не могу пройти мимо них и сделать вид, что не вижу, что с ними происходит», объясняет свое намерение профессор.

29-летний Ион Качулэ работает учителем истории и гражданского воспитания в теоретическом лицее им. Василе Коробан города Глодяны. Он носит рюкзак, признается ученикам, что любит рок-музыку, и старается быть для них товарищем, а не авторитетом. «Теперь школьники получают знания не только от учителя. Школа больше не ориентирована лишь на получение знаний. В наше время необходимы не только навыки познания, понимания, но и другие навыки, ценности, отношения», объясняет молодой учитель.

Ион воспринимает наличие гаджетов в жизни школьников как возможность быстрого доступа к информации и говорит, что они являются необходимыми инструментами в сегодняшнем образовательном процессе. «Раньше мы принимали на веру всё, что нам говорили, не проверяя. Теперь студенты имеют неограниченный доступ к информации и научились использовать социальные сети и другие программы в своих интересах»

Хотя в его учительской практике было немало трудностей, Ион рассматривает пандемию как катализатор, который предоставил возможность пересмотреть систему образования. «Учителю больше не приходится таскать кипу тетрадей или книг. Он может работать с помощью ноутбука, зайти в онлайн-библиотеку, использовать различные приложения. Уроки становятся более динамичными. Неким образом, образование становится доступным в плане не только равенства, но и равноправия».
Авторы

Молдова: Раиса Размерицэ, Ион Гнатюк

Украина: Алена Нагаевщук, Влад Лященко
Вам также могут понравиться