Ухаживать и воспитывать – это тоже профессия

Ухаживать и воспитывать - это тоже профессия
Социальные услуги "Персональный ассистент" и "Родитель-воспитатель" становятся в Молдове все более популярными.
Работа бывает разной. Большинство из нас каждый день уходят утром из дома в офис, на предприятие, в школу, больницу, мастерскую, а вечером возвращаются домой. За свой труд мы получаем зарплату, у нас идет стаж и мы пользуемся всеми социальными гарантиями, если трудоустроены официально. А есть люди, чья работа заключается в том, чтобы ухаживать за своими родственниками, которые относятся к категории лиц с ограниченными возможностями, либо в том, чтобы воспитывать детей, оставшихся без попечения родителей. И это не менее тяжелая работа, однако, до недавних пор права людей, которые занимались ею, серьезно нарушались.
Среди людей с ограниченными возможностями немало таких, кто нуждается в постоянным уходе, и его, как правило, обеспечивает кто-то из членов семьи. Такой человек не может надолго покидать дом и своего подопечного, поэтому и работу ему найти практически нереально. Но есть возможность официально трудоустроиться персональным ассистентом и продолжать оказывать помощь своему родственнику с тяжелой степенью инвалидности, только уже получая за это зарплату от государства.

Служба "Персональный ассистент" появилась в Молдове в 2014 году. Действует она и в районе Басарабяска.

Михаил Мартынов
начальник службы социального обеспечения Басарабяска
В прошлом году у нас было 27 личных помощников, в этом году - 47 личных помощников. 32 финансируются из местного бюджета, а 15 - Национальным агентством социальной помощи. Что это за услуга? Близкий родственник работает, как и я, в штате личным помощником со всем пакетом документов, со всем пакетом услуг. Он 24 часа в сутки заботится о человеке с тяжелой степенью. Через Управление социальной помощи людям с тяжелой и подчеркнутой степенью выплачивается транспортная компенсация. В общей сложности это около 450 тысяч леев, что составляет 32 лея на человека.
Сергей Чиктенко долгие годы с любовью и терпением ухаживает за своей тяжело больной супругой. Но теперь он является также её личным ассистентом.
Средняя зарплата персонального ассистента - 2500 лей в месяц. Помимо этого, официальное трудоустройство гарантирует в будущем получение пенсии по возрасту и другие социальные привилегии.
Жительница Кишинева Виктория Сопронку все свое время, усилия и внимание уделяет сыну, у которого тяжелые ментальные нарушения. 19 лет назад, когда Эвелин родился, его молодая мама оканчивала мединститут, однако, по специальности поработать ей так и не удалось: особый ребенок требовал постоянного присутствия рядом кого-то из близких, поэтому работал и зарабатывал в семье только отец. А Виктория оформилась в качестве персонального ассистента своего сына несколько лет назад, но денег все равно не хватает на то, чтобы покрыть самые необходимые нужды тяжело больного человека.


Виктория Сопронку
мать ребенка с ограниченными возможностями
Эвелин получает пособие по инвалидности, кое-что на транспорт, а я получаю зарплату в качестве личного помощника. В этом году я попросила материальную помощь (которую я должна получать каждый год) на покупку кровати для Эвелина. Полученная сумма не покрывает стоимость кровати, но я обязана показать чек. На эти деньги я могу купить только подержанную кровать, но в этом случае мне не дают квитанцию об оплате.
По словам Виктории, нехватка средств - далеко не единственная проблема, с которой сталкивается её семья.

Виктория Сопронку
мать ребенка с ограниченными возможностями
Я никогда не получала психологической помощи от государства, и я не знаю, есть ли такая услуга. Мой сын всю жизнь был в самоизоляции. В городе Кишиневе, а также по всей стране нет реабилитационных услуг для подростков и взрослых с ограниченными возможностями. Таким образом, Эвелин (мой сын) и я находимся дома постоянно, за исключением выходных дней мужа, когда мы вместе гуляем. Эвелин не пользуется никаким другим видом социализации. Еще одна серьезная проблема - это жилое пространство, которое должно быть оборудовано в соответствии с потребностями Эвелина. У нашего мальчика диагностирована тяжелая форма эпилепсии, которая сильно ухудшила его способность различать людей и мучит его ежедневными припадками. Это приводит к тому, что за ним нужно круглосуточное наблюдение. В последнее время мы сталкиваемся с нехваткой лекарств, которые Эвелин должен принимать ежедневно.
Виктория считает, что в Молдове нарушаются как права людей с ограниченными возможностями, так и права тех, кто за ними ухаживает. Она не раз испытывала это на себе.

Виктория Сопронку
мать ребенка с ограниченными возможностями
Люди с особыми потребностями подвергаются дискриминации во всех сферах жизни. Они не обслуживаются без очереди. Больница предлагает только одну койку для взрослого пациента с ограниченными возможностями, а необходима койка и для сопровождающего. Таких людей ведь нельзя оставлять одних, потому что медицинский персонал не способен обеспечить уход, соответствующий их потребностям, и не принимает во внимание их пожелания и сопутствующие заболевания. Также мы обязаны самостоятельно оплачивать все обследования.
Несмотря на то, что социальная услуга "Персональный ассистент" доказала свою эффективность, охватить ею всех нуждающихся государство пока не в состоянии.
Помимо специальности персональный ассистент, существует другая относительно новая профессия - "родитель-воспитатель". Эти люди работают в детских домах семейного типа.

В настоящее время в Республике Молдова действует 74 детдома семейного типа, где размещено 336 детей. Ежегодные расходы, необходимые на выплату ежедневного пособия таким детям, составляют примерно 870 тыс. леев. В настоящее время ежедневные выплаты получают только дети, размещенные в службах «Общий дом для детей в ситуации риска», а дети, которыми занимается Служба патронатного воспитания, хотя и имеют право на получение этих пособий, де-факто их не получают.

Детский дом семейного типа является одной из форм воспитания детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.
Люди, работающие в детских домах семейного типа, являются либо родителями-воспитателями, либо личными помощниками, либо помощниками родителей.

Вера Камбурян решила помогать сиротам еще 14 лет назад. Сейчас она воспитывает 8 детей в возрасте от 6 до 17 лет. За все эти годы женщина уже привыкла к своим многочисленным обязанностям и справляется с ними вполне успешно. Тем не менее, Вера отмечает, что не является биологическим родителем детей, о которых она заботится, значит, и ответственность за них лежит не только на ней.

Вера Камбурян
родитель-воспитатель в доме семейного типа
Бывают случаи, когда ребенок, я не скажу, какой именно ребенок, но он где-то ошибся и устроил проблему в районе. Я считаю, что мы все несем ответственность за этих детей, не только я, но и социальное управление, и полиция, и врачи, все специалисты, которые нам помогают. Мы все несем за них ответственность и должны помогать им, потому что дети могут ошибаться. Но мы дошли до того, что когда ребенок ошибся, все только спрашивают только с меня, из-за этого я злюсь на жителей Басарабяски. Им нужно понять, что я являюсь родителем-воспитателем и делаю свою работу. Многие путают меня с биологическим родителем, я отвечаю, насколько это предел, когда у вас 6-8 детей-иждивенцев, вы действительно не можете разделиться на 8 частей.
Каждому воспитаннику детского дома семейного типа выплачивается государственное пособие в размере 1400 леев в месяц, по 11 леев в день на карманные расходы. По словам Веры Камбурян, этих денег не хватает на питание, еду, одежду и лечение детей. С июля в этой семье появился еще один ребенок - это девочка с ограниченными возможностями.

Вера Камбурян
родитель-воспитатель в доме семейного типа
Новая девочка немного агрессивнее, но мы пытаемся понять потребности ребенка, изучить поведение, травму, которую она пережила до сих пор, и посмотреть, как мы можем работать с ребенком, чтобы он был спокойнее, и я думаю, что работать должны также специалисты и менеджеры различных учреждений и психологи.
Вера Камбурян гордится пятью своими воспитанниками, которые уже покинули семейное гнездо и устроили свою жизнь. Но подрастают другие дети, которые считают этот дом родным.
Молдова стремится к тому, чтобы со временем закрыть все казенные детские дома и заменить их домами семейного типа. Так поступили, например, власти Германии.

Сироты и дети из неблагополучных семей, над которыми взяло опеку государство, живут в так называемых детских коммунах или приемных семьях. Сегодня в Германии, согласно статистике, живут около 50 тысяч детей, которые остались без родителей. Больше половины из них в возрасте от 12 до 17 лет.

Кельнские педагоги и социальные работники пришли к выводу, что воспитанием детей лучше заниматься в атмосфере, напоминающей домашнюю. Поэтому большая часть воспитанников Kids живет в детских коммунах: в обычных квартирах или домах, где у каждого ребенка своя комната, но под постоянным присмотром воспитателей.

Илона Мюэ
родитель-воспитатель в детской коммуне
На 400 воспитанников детского дома Kids в возрасте от нескольких месяцев до 21 года приходится 300 человек персонала. Детские коммуны хорошо себя зарекомендовали: в них делается ставка на индивидуальную работу с детьми и сохранение связей с родителями. В кельнском районе Брюк на правом берегу Рейна находится жилой комплекс из восьми домов, в каждом из которых живет около девяти детей разного возраста. Это "педагогический трюк" - у воспитанников должно быть ощущение, что они живут в большой семье, в которой старший проявляет заботу о младшем.
В Молдове действует более 30 детских домов и школ-интернатов, в которых размещено около 3 тысяч детей, 20% из них - сироты.
Автор: Юлиана Волкова
Вам также могут понравиться